Александр Перебейнос, еще не наигравшийся

Разговор по душам со старшим тренером «Юниора-Спутника».

Он родился в Казахстане, учился в России, работал в Германии и Польше. Его воспитанники побеждали на чемпионатах мира и международных турнирах, играли и играют на всех уровнях – от НХЛ до первенства России. Он любит джаз и рыбалку, читает Пелевина и Акунина, а еще гордится своей семьей и каждый день с радостью идет на любимую работу. Речь о старшем тренере «Юниора-Спутника» Александре Перебейносе.

Детство, отрочество, юность

- Замечательное детство, веселое, честное, с играми, драками, походами. Я советский ребенок, целинник, родители мои с Украины, а я родился в Кокчетаве. Сейчас там команда «Арлан», а тогда там хоккей только зарождался. Школа десятилетка, самая лучшая в городе, железнодорожная с отличным преподавательским составом. В детстве, как у всех детей в то время, танцы, музыка и спортивная школа, пионерские лагеря. До сих пор музыкальные инструменты дома: баян, гитара. Лет в двенадцать стал лауреатом всесоюзного конкурса по танцам. Всюду успевали. Да и семья музыкальная, певучая.

Два младших брата, а я им за няньку. Еще соседи своих детей оставят – пять-шесть человек, а мне самому лет семь. В спортивной школе мы игровиками были: футбол, волейбол, баскетбол, хоккей в зависимости от времени года. Желание огромное было, все интересно попробовать! Заболел хоккеем именно тогда, с четырнадцати уже литературу собирал, статистику чемпионатов мира ночами вел. Лет в 13-14 наша команда стала серебряным призером первенства Казахстана, всю нашу тройку позвали в Усть-Каменогорск в интернат. Приезжаю домой, рассказываю, родители меня не отпустили. Мама кивнула на братьев: а эти на кого?..

Из Петербурга в Новосибирск

- Окончил школу в 1974 году. Компанией нашей уехали в Питер поступать. С первого раза не поступил, год тренером поработал с группами начальной подготовки, малышей набрал. Учился в институте имени П.Ф.Лесгафта, подрабатывал в детских клубах. Как в Новосибирске очутился? Питер с Новосибирском со времен блокады связан, много там специалистов-лесгафтчан. С будущей супругой в институте познакомились, она родом из Новосибирска, поэтому когда после прохождения практики в Новосибирске предложили работу, долго не раздумывали. В Питере можно было, конечно, остаться, но тогда там трудно было куда-то пробиться. Из вариантов – или инструктор по физической культуре, или в школу общеобразовательную, а по хоккею очень трудно. А тут клуб «Сибирь», именитый, с традициями, школа олимпийского резерва, зарплаты повыше – завод оборонный поддерживал, перспектива жилья. Я приехал в 1980 году, котлован роют рядом с дворцом спорта – два льда в перспективе. В итоге – метро, правда.

Первый набор и армия

- Первый набор - дети 1972 года рождения. Хороший был набор, человек 120. Немного по тем временам, ЦСКА по тысяче ребят смотрел, но все равно для Новосибирска – это полные четыре группы.

Город большой, по территории третий в стране, тяжело многим добираться было. Тут с Питера документ приходит, что я от армии скрываюсь, а у меня задержки по жилью, жена в положении. Призвали меня в «СКА-18» Новосибирск, там служил, тренировал ребят 1966-67 годов рождения. В конце службы начальник физподготовки округа полковник Слепченко предложил остаться на должности начальника школы. Ожидалось строительство дворца спорта «СКА-18», ответил согласием в ожидании офицерских погон. Работал старшим тренером школы и руководил молодежной командой 1964 года рождения. С ними стали бронзовыми призерами первенства Вооруженных сил среди молодежи.

А потом, как это обычно бывает, меняется командующий. А новый говорит, мол, зачем мне дворец, лучше два новых танка получу. Команду мастеров закрыли, и я у разбитого корыта остаюсь. Обратно вернулся в «Сибирь», завучем школы, с условием, что как только появится тренерская ставка, переведут.

Dream-Team по-сибирски

- С 1984 года начал работать с командой 1976 года, набор от начала до конца –10 лет. Успешный возраст был: пять человек под сборной, во всех турнирах «Четырех Наций» играли. Это и Ян Голубовский, и Дмитрий Набоков, он же бронзовый призер молодежного чемпионата мира. Вратарь еще был сильный Антон Щербаков, из-за травмы закончил. Ребята были! Слава Карпов, Алексей Прокопьев, Женя Ушков. Утра я не мог дождаться, на работу летел.

По России мы были вторые после «Трактора», в зоне с Устинкой «бодались». У Мышагина команда отличная была. Не стыдно за выпуск, один из лучших.

Как у игрока, у меня не сложилось. Во время учебы в Петербурге брали в команду, как это сейчас называется, в фарм-клуб, но травмы не дали продолжить, решил, что буду учиться. Считаю, правильный выбор сделал. Фундаментальные знания пригодились. Да и где-то по карме так шло, готовился к тренерской работе. Хоккеем болел и до сих пор не наигрался. ВУЗ закончил, курсы повышения, у Тарасова дважды учился, с ВШТ, правда, не удалось. Сначала отправляли на два года с отрывом от работы, команду бросать не хотелось. Потом финансовые проблемы, перестройка, из семейного бюджета вырывать не получалось, дорого очень. Но общение с коллегами, книги, голова есть, постоянное самообразование – основа работы каждого тренера.

Немецко-польская эмиграция

- Потом был переезд в ФРГ, город Ландсхут. Это древняя столица Баварии. Пригласили на работу с молодежной командой. Приезжаю туда, назначают вторым тренером в первую. Счастье какое-то! А там немцы, канадцы, шведы, финны, чехи… Работал вместе с финским специалистом Тимом Сутиненом и канадцем Уэйном Флемингом. Конечно неоценимый опыт, они просто специалисты и профессионалы с большой буквы. Прямо в гущу элитного хоккея окунулся. Познакомился там же с Дэйвом Кингом, он перед Олимпийскими играми был консультантом сборной Канады, ездил по Европе и игроков смотрел. Заехал к Флемингу, своему ученику. Он и сказал мне тогда: «Алекс, тебе повезло с таким методически подкованным специалистом поработать». Это действительно так.

Потом смена тренерского штаба, Флеминга заменили на другого тренера, которому русские в штабе были не нужны. Через коллегу своего попал в клуб польской Экстра-лиги «Подхале», они были 17-кратными чемпионами страны. Там много русских специалистов в те годы до меня работало. Тут была возможность развернуться, применить методики, которые в голове сидели. Первое место взяли в регулярке с отрывом в 10 очков. А в плей-офф начались проблемы с финансированием, в результате – бронза. Мы полгода денег не видели.

Камбэк на Родину

- Вернулся домой, меня Виталий Стаин рекомендовал главным тренером «Сибири-2». Но времена были очень тяжелые, конец 90-х, клюшек не было, со льдом большие проблемы, в поездки ездили по 12 человек. А я приехал – крылья за спиной, знания есть, европейский и канадский хоккей изнутри посмотрел.

Потом из Омска приехал Леонид Киселев, со своей командой, своими специалистами вплоть до директора школы. С Киселевым поговорили, хоть и знакомы были хорошо, но… Отодвинули новосибирцев тогда.

Поработал в школе с 1986-м, потом 1994-й тренировал. Если так без ложной скромности, из каждого выпуска у меня минимум по семь-восемь человек выходили в команды МХЛ и мастеров. Кстати, тогда же некоторое время тренировал команду, где играл Антон Алексеев, сейчас он живет в Нижнем Тагиле и работает администратором в «Спутнике». Очень перспективный был хоккеист. Потом с 1998 годом работал. Тоже ребята хорошие были, перспективные. Сейчас человек шесть из них в «Сибирских Снайперах» играют, один – в Канаде.

Нижний Тагил

- Как в Нижний Тагил попал? Да просто все. С директором ХК «Спутник» Александром Балбашевым вместе работали в Краснодаре, он видел мою работу, он человек в хоккее не посторонний, опыта много. Там клуб закрыли, к сожалению. Хоккей не смог конкуренцию составить футболу, баскетболу. Плюс в Сочи команду КХЛ создали. Четыре месяца в Сургуте поработал с командой ЮХЛ, поступило предложение от Александра Вольдемаровича, приехал в Тагил поработать с резервом команды мастеров, за что ему очень благодарен.

Отчего сердце в пятки уходит

- Конечно, есть ребята очень способные. Сначала было грустно, если честно. Надо откровенно говорить, тут не хоккейная мекка. Приглашать сюда в «Юниор-Спутник» именитых и опытных – ни финансы не позволят, ни задача – воспитание резерва. Взять «Челны», они 11 человек в составе поменяли, сильная вратарская линия. Мастеровитая команда, очень приличная. А у нас основа – местные молодые ребята. На сегодняшний день у нас человек пять точно выделяются по мастерству. Гиберт, Чемерикин, Бирюков, Титов, Юнышев, Поляков вернулся, Волгин – представитель магнитогорской школы, Нуртинов.

Есть проблемы в отношении к тренировкам. Некоторые не понимают, что игра – это продолжение тренировочного процесса. С неба ничего не прилетит, если не работать вполную на тренировках. Здесь есть претензии, не ко всем, конечно. Вратарская линия – порой сердце в пятки уходит, не хватает стабильности, и у того же Никиты Лугинина это просто вопрос времени, учитывая, что прошлый сезон он не играл, а быть номером один – это ответственность и нагрузка. Сейчас вернулся Юра Николов, плюс молодой Олег Суходоев.

Мне интересно работать. К каждой тренировке я готовлюсь, конспекты, упражнения новые, интересные ищу, смотрю тренировки основной команды. Хочется, чтобы отдача была и от ребят. Нельзя, чтобы отношения и работа строились на страхе и наказаниях. Есть бойцы настоящие. В больнице лежал, вся команда приехала, практически еще меня не зная. Стимул был быстрее на ноги встать, по ночам занимался, чтобы восстановиться и скорее к ребятам вернуться.

Вредные факторы

- Не терплю лени. Сам халявить не позволяю себе и от других того же требую, хотя меня порой мягким тренером считают. В хоккее не должно быть лени и непрофессионализма, если думать о большом хоккейном будущем. Или тогда ты, парень, не в тот кружок записался. Место не занимай, многие хоть сейчас на твое место готовы. Ребята, вам дали возможность, давайте работать! Несмотря ни на что, иду с радостью на работу, это главное.

Рабочие моменты

- Попасть в пятерку сложно, а вот 6-7 место мы могли бы, думаю, занять. Да, даже за пятое можно побиться, но при условии самоотдачи и работы всех линий. Спады у всех есть, но ждать только у одной пятерки результата – мы так не вывезем. Травмы подвели немного. Выходил Титов с больной спиной, Поляков на уколах, Юнышев не совсем здоров был, но вышли, бились. И так многие, через боль выходят за свою команду.

Овертайм: вне хоккея

- Живем, работаем. С супругой вместе уже 37 лет, она тоже из спорта, хорошая гимнастка в прошлом. Работала тренером. Позже, кстати, даже поработала классным руководителем в школе моей команды 1976 года, у нас тандем был. Много лет посвятила работе в области фитнеса.

Дочка занималась художественной гимнастикой, аэробикой, институт закончила, изучала мировую экономику, сейчас она мамой работает (смеется). Жизнь идет, супруга на пенсии, сейчас массажами занимается, лечебными практиками. Приезжает, пару месяцев со мной, потом обратно. Двое внуков у нас. Одному третий год, второму два месяца. Внуков в хоккей? Не буду загадывать. Рыбалку люблю, путешествия. В музыке, как и литературе, я всеяден. Слушаю и «Песняров», и «Pink Floyd», и джаз люблю, бардовские песни, народный фольклор.

Пресс-служба «Спутника»

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ

Матчи

24/03 - 13:00

Ростов -
Юниор

4:3

(4:1, 0:1, 0:1)

24/03 - 12:00

Мордовия -
ХК Чебоксары

2:4

(0:1, 2:1, 0:2)

1/2 Финала
2Ростов
0Юниор
4
ОТ
3
4
-
3
 

 
 

 
 

 
 
 
 
 
 
 
1Мордовия
1ХК Чебоксары
5
-
4
2
-
4
 

 
 

 
 

 
 
 
 
 
 
 
1/4 Финала
3Ростов
0Красноярские Рыси
9
-
1
7
-
2
6
-
0
 

 
 

 
 
 
 
 
 
 
3Мордовия
1Алтай
6
-
2
2
ОТ
1
2
-
4
2
-
1
 

 
 
 
 
 
 
 
3ХК Чебоксары
1Челны
5
-
1
1
-
3
4
-
2
6
-
3
 

 
 
 
 
 
 
 
1Кристалл
3Юниор
2
ОТ
3
4
-
1
1
-
2
3
-
6