Иван Шуткин: сердце рвется на волю

Интервью нападающего «Алтая».

Говорить об этом хоккеисте всегда приятно: он – трудяга, боец, игрок, который всегда думает об интересах команды. Не случайно ему доверяют играть почти всегда, когда команде трудно, когда она остается на площадке в численном меньшинстве. Поэтому, конечно, у него, на первый взгляд, совсем не самая впечатляющая статистика, но если посмотреть на его игру немного повнимательней, то сразу станет видно, насколько полезен этот трудолюбивый хоккеист.

- Иван, ты родился в хоккейном городе Кирово-Чепецке, где начинали играть выдающиеся хоккеисты, олимпийские чемпионы Александр Мальцев и Владимир Мышкин. Видимо, поэтому ты и стал хоккеистом?

- Кирово-Чепецк – небольшой городок, каких много в России. Я бы не сказал, что это какой-то хоккейный центр, а уж тем более сейчас. Конечно, и Мальцев, и Мышкин, в свое время интерес к хоккею в городе определенно подогрели. Одно время местная «Олимпия» даже играла в Высшей лиге, но это уже история, хотя и славная. Солевой завод, что помогал хоккею в Кирово-Чепецке, сейчас имеет других хозяев. Хорошо это или плохо не мне судить, так как я уже давно, можно сказать,в детские годы, переехал в Ярославль.

- Это было связано с твоими успехами в хоккее?

- Отчасти и с ними. В большей степени этого хотели родители.

- Это становится российской тенденцией?

- Большинство родителей так думают: сын станет хоккеистом, заработает миллионы, и обеспечит им безбедную старость.

- Красивое заблуждение?

- Но у некоторых это получается, становятся же хоккеистами КХЛ. Когда отец привез меня в Ярославль, я и кататься как следует не умел. Откуда ко мне это умение могло прийти, если у нас лед был три месяца в году на открытой площадке. Дворец закрытым стоял. Но отец, бывший лыжник, спортсмен и трудяга, задался целью довести сына до ума, и перевез в Ярославль меня, а затем и семью. Думаю, все правильно сделал, молодец. Он ходил на все мои тренировки, кричал, подгонял меня, пока мне ребята из команды не сказали, что, дескать, не надо ему по трибунам бегать и кричать, пугать нас. Я даже в 11 лет еще не понимал, для чего меня в Ярославль привезли. Думал, что как на улице, нужно самоутвердиться: подраться, локтями всех расталкивать на пути к шайбе, чтобы меня взяли в команду. В первый год меня условно оставили тренироваться в «Локомотиве», так как видно было, что у других лучше получалось, а затем как-то прижился, своим в команде стал. Ну, и пахал, конечно. Это у меня хорошо получалось. Видимо, отсюда у меня и возникла убежденность: глупо думать, что в игре можешь быть лучше кого-то, если результат зависит от игры каждого. Просто нужно стараться делать свое дело хорошо.

- Ваня – ты философ, и вполне созрел для семейной жизни.

- А я женат. Познакомился с девчонкой из Оренбурга на русских югах, в Геленджике, на отдыхе. Просто душевное знакомство получилось, понравилась девчонка. На прощание пригласил в гости в Барнаул, я уже здесь в МХЛ играл, и она приехала на две недели, да так и осталась. Третий год уже живем. Все конкретно получилось, свадьбу сыграли, в плане – дети.

- А в Барнауле ты оказался благодаря кому?

- Своему другу Кириллу Кузьмину, который здесь в МХЛ играл. Шесть лет воспитывался в «Локомотиве», но в старшую команду «Локомотив-2» не попал, так как там играли уже мужики на два-три года старше. Взяли туда из наших только двух защитников, а я поехал покорять просторы Сибири. Полтора года в Оренбурге в «Белых Тиграх» был, а затем Кузьмин позвал в Барнаул. У него в первый год и жил, а затем из «беркутов» пригласили в «Алтай». В межсезонье съездил на просмотр в Ижевск, но там как раз тренер Разин собирал команду под высокую задачу, и было видно, что я в нее не проходил. Через две недели вернулся в «Алтай». Надел майку под 83-м номером, который освободился после Сергея Орлова – нашего второго тренера. Начался взрослый хоккей. Объяснили, что играют за деньги, ошибаться и удаляться не желательно. В общем: «давай, посерьезней!».

- Чем отличается хоккей в МХЛ от ВХЛ?

- Разный уровень подготовки, концентрации, понимания, где ты играешь. В МХЛ можно на 57-й минуте выигрывать 2:1, и проиграть 3:4. И это зачастую происходит. В ВХЛ такое бывает, но как исключение из правил. Хоккеисты знают, за что играют. Есть финансовые рычаги.

- Тем не менее, «Алтай» на первом этапе и на втором – совершенно разные команды. Два месяца выступлений в турнире за шестое место привели к плачевному итогу, хотя задача – минимум была и выполнена – команда вышла в плей-офф.

- Я бы не сказал, что это как-то фатально сказалось на результатах матчей в плей-офф с «Тамбовом». Плей-офф – это совершенно другие матчи, в которых без взаимной выручки и чувства высокой ответственности не обойтись. Мы в этих матчах в Тамбове чувствовали себя единым целым, сплотились. Мы 0:3 проигрывали, но сумели сравнять счет, а затем и выйти вперед – 4:3. Все почувствовали, что играть с «Тамбовом» можно. Может быть, эта эйфория притупила бдительность в обороне – проиграли – 4:7. Нет еще опыта таких матчей – команда у нас оченьмолодая. Во второй игре все силы отдали – 1:2. Чуть-чуть не хватило удачи. Зазор между матчами в Тамбове и в Барнауле – совсем небольшой, а мы сутки до дома добирались. На самолете! Я бы лучше на поезде поехал: зашел в вагон – лег, и спал. В аэропорту ночь ходишь, затем – летишь, фактически не спишь, как конь в стойле. В эти же сутки – вечерняя тренировка, а на следующий день – игра. Для чего такие гонки – непонятно! Когда в первенстве ничего подобного не было: после выезда были большие перерывы, все успевали восстановиться. В Барнауле с «Тамбовом» мы старались, как могли, но соперник был сильнее и воспользовался нашими ошибками.

- Но играй «Алтай» в первой пятерке после нового года, другая бы команда у нас на финише первенства была?

- На самом деле, получилось закономерно. Мы проиграли за выход в пятерку прямому конкуренту – ЦСК ВВС - по игре. Дальше была возможность получить игровую практику молодым хоккеистам, которую бы им в первой пятерке не дали, если бы они стали ошибаться. А ошибки были бы точно. А так–то все играли со слабыми командами, опыт получали, результативность свою поправили. Но к этому времени у нас в обороне уже мало защитников оставалось. И меня в оборону отправили. Сыграл три игры подряд, а в последней и Ощепков в обороне вышел. Некому было играть.

- А если сравнивать матчи в РХЛ и ВХЛ, то…

- В этом сезоне игралось труднее. Меня использовали как разрушителя, постоянно играл против численно превосходящего соперника, поэтому объективно «наелся». В течение всего сезона не хватило свежести. Как стартовали очень тяжело, так и закончили. Думаю, здесь комплекс причин из предсезонной подготовки. Да и перед плей-офф не было времени подготовиться к этим матчам: сразу из Тагила поехали в Тамбов. Поэтому и забивали свои шайбы тяжело, а вот пропускали – легко. Хотелось бы что-то поменять в своей игре. Возможно, попробовать свои силы еще где-то, хотя в Барнауле уже как в родном городе. Но сердце рвется на волю…

Пресс-служба «Алтая»

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ

Матчи

19/11 - 13:00

Юниор -
Мордовия

1:1

1-й период

19/11 - 13:00

ХК Чебоксары -
Ростов

1:0

1-й период